ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

Жашков, наркотики, ДВБ

Нашу страну можно сравнить с человеком, который болен раком. Причем, фантастически-запущенным раком. С метастазами от головы до пяток. От Банковой, до глухого райцентра. Человек с таким чудовищным раком не мог бы жить. И лечить бы его не стали. Посадили бы на наркотики и ждали смерти. Нас тоже посадили на наркотики. Но умирать нам нельзя. Потому что страна, в отличие от человека – это люди, продленные во времени. Это наши предки, и наши дети. И поэтому нам нельзя умирать. Мы обязаны выжить хотя бы ради детей.



Жашков и его обитатели

Есть в Черкасской области маленький городок под названием Жашков. Еще в конце советских времен он стал крупным узлом международного наркотрафика, а со временем оформился в одну из «наркотических столиц» Украины. Причин тому несколько. Удачное расположение на трассе Одесса-Киев. Традиционное проживание в селе цыганской общины со своим «бароном». Цыгане выращивали мак и варили «ширку», местные «предприниматели» выращивали коноплю и продавали анашу, со временем наладили завоз в Жашков крупных партий амфетамина и производных, его расфасовку. Освоили жашковчане и доставку и продажу наркоты в Киев и Одессу и даже в Москву. Причем, масштабы деятельности, в том числе и международной маленького Жашкова поражали. Несколько жашковчан были убиты в Москве в ходе передела наркорынка. Некоторые были убиты и в самом Жашкове. По разным причинам. В том числе и за поставки некачественного опия. Такие трупы оставляли на улицах с маковыми головками во рту. В назидание. Знала ли об этом местная власть? Об этом невозможно было не знать, город-то небольшой. Со временем наркомафия не только ввела своих людей в районный совет, но, фактически, стала его контролировать. Знали ли об этом правоохранительные органы? Не только знали, но были и «в теме, и в доле». На протяжении десятилетий. Это называется – «мафия». И если вы думаете, что ситуация в других городках и селах лучше – то вы ошибаетесь. Может быть, другой городок и не живет за счет наркоторговли, но будьте уверены, что криминал там есть и он точно также как и в Жашкове плотно слился с властью. Настолько плотно, что и не разберешь, где власть, а где криминал, и не синонимы ли это?



И один в поле воин



И вот, в этот милый «Сайлент Хилл» Уманского района начальником полиции назначают молодого полицейского Романа Ражева. Первым делом Ражев, не дожидаясь милостей от ДБНОНа, начинает задерживать наркоторговцев. Но вскоре замечает, что наркоторговцев кто-то предупреждает. Вскоре же понимает, что это делают его подчиненные. Затем, кто-то из этих же самых подчиненных намекает Ражеву, что если он умерит свою прыть – то будет жить богато и счастливо, а если нет – то всякое может быть. А затем ему сжигают автомобиль. Затем – подкидывают под ворота отрубленную коровью голову. И Ражев едет в Киев. В ДВБ.

 

ДВБ

 

Департамент внутренней безопасности Национальной полиции Украины весьма серьезно изменился после прихода на должность министра внутренних дел Арсена Авакова. Если раньше департамент занимался «уничтожением» неугодных милицейскому начальству и внутриведомственным рекетом, то сейчас ДВБ действительно занимается безопасностью сотрудников от противоправных посягательств, в том числе и со стороны взяткодателей. Ну и, естественно, вычисляет и отсеивает «паршивых овец» в рядах нацполиции. И не только. На счету ДВБ громкие задержания и судей, и прокурорских. А бронежилеты с надписью ДВБ все чаще появляются на телеэкранах при серьезных задержаниях. В ДВБ Ражев рассказал свою историю, в том числе и о подозрениях относительно собственных сотрудников и началась работа.

Документировать ментов сложно. Во-первых, они прекрасно знают специфику работы «технарей». Во-вторых, у них всегда есть множество знакомых в прокуратуре и судах, которые вполне могут сообщить о начале негласных мероприятий. Но, работать все-равно нужно. Поставили «технику» у подчиненных Ражева и узнали множество интересных вещей. Пока вдруг один из фигурантов, «совершенно случайно» не раскрутил розетку в смоем кабинете и не обнаружил «жучка». «Случайность» объяснялась просто. Знакомый фигуранта работал в Аппеляционном суде, в котором брали санкцию на оперативно-технические мероприятия. Он же и сообщил фигуранту о «прослушке». Кстати, за такого рода предательство, на мой взгляд, уголовная ответственность должна быть усилена многократно. Подобные случаи – настоящий бич правоохранительной системы.

И тут же в этой истории «засветилась» районная Рада. «Засветилась» лучше любой явки с повинной. По инициативе депутата Шарлая местная Рада приняла резолюцию о недоверии Ражеву. На том основании, что он, якобы «бездеятелен» и не хочет «сотрудничать» с Радой. Сотрудничать в чем? В наркоторговле? Местная Рада этим решением признала факт собственного участия в наркоторговле. Странные люди. Неужели они думают, что участие в подобном бизнесе на смерти обойдет их семьи? Не боятся, что их собственные дети станут клиентами наркоторговцев?

В результате предательства работника суда, тщательно разрабатываемая операция оказалась под угрозой и руководство ДВБ решило действовать не медля.

19 июня этого года ДВБ одномоментно провело 23 обыска у членов сети наркоторговцев. Выявлено было свыше 400 кустов культурной конопли, изъяты метадон, трамадол, экстази, маковая соломка, прекурсоры, а также оружие и боеприпасы. Задержаны пять наркоторговцев, которые в данный момент дают признательные показания.

Были подтверждены данные о тесной связи наркоторговцев с сотрудниками Жашковской полиции Загарией и Починком. Возник также ряд вопросов к начальнику уголовного розыска НП в Черкасской области Козюбенко. Полицию Жашкова и не только ожидает большая «чистка».

Финал

 

Но что же сам Жашков? Неужели он так и останется одной из «столиц наркомафии»? Дудки. Ражев, скорее всего, за принципиальность и смелость, пойдет на повышение в область. На его место придет другой «безбашенный мент», которого поддержат и в Черкассах и в Киеве. И присмотрят, чтобы не «сросся» с мафией. Наркоторговцы на время затаятся, но жадность победит осторожность и они опять начнут действовать. И тут то их и «хлопнут». И рано или поздно, кто-то из них даст показания на всю местную Раду и прочую наркоэлиту. И они тоже получат свой срок. И такая же схема будет задействована по всей стране. Тяжело, мучительно, с неудачами и удачами. Пусть медленно, но тяжело и неукротимо как танк, который в конце концов перелопатит и втопчет в землю всю эту мафиозную опухоль нашей страны. У тех сейчас начинает этот процесс – есть уверенность в собственной правоте и уже нет страха. И нет другого выхода. Нужно чистить. Иначе не будет страны.

Сергей Никонов, «ОРД»



В тему:



#14 12.04.2000

В доме цыганского барона в Жашкове оперов УБОПа из Умани никак не ожидали. Барон держал в руках пистолет “ТТ” армейского образца и пытался его выбросить. В доме обнаружено 12 набоев к пистолету. Против барона открыто уголовное дело по ст. 221, ч.1 УК Украины — незаконное приобретение и хранение оружия.

Также было обнаружено большое количество маковой соломки и экстракционного опия. В сенях на видном месте стояла посуда для изготовления наркотического зелья. Вину за изготовление наркотиков взяла на себя жена барона. На нее было открыто уголовное дело по ст. 2296, ч.2 УК Украины — изготовление наркотиков в особо крупных размерах.

Чтобы замять дело, цыганский барон якобы пытался вручить работникам УБОПа 30 тысяч долларов США откупного, но те отказались.

О том, что в доме цыганского барона изготавливаются наркотики, знал весь Жашков. Но местная милиция никакого интереса к этому не проявляла.

В центре Жашкова напротив окон город-ской прокуратуры находился перевалочный пункт по переброске героина из Одессы в Киев. И этого “заведения” стражи правопорядка в упор не замечали. Жашковский райотдел милиции аккуратно отчитывался о конфискации 10-20 грамм маковой соломки. Провинциальную идиллию местных наркодельцов нарушил визит Уманского УБОПа.

 

 

Ч У М А

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО36, 14.09.2005

16 июня 2003 года Жашков содрогнулся — в день светлого праздника Святой Троицы были зверски убиты двое молодых людей. Тела женщины и мужчины были буквально исполосованы ножом. Изо рта каждого торчали стебли мака — черная метка кровавой мести. Мстили наркоторговцам.

Всемогущие бароны и несчастные рабы

Маленький провинциальный Жашков имел большие проблемы. И самая жуткая из них — чума нашего времени — наркоторговля. Еще во времена совдепии украинский городишко превратился в один из центров международного наркобизнеса. Тогда лишь «Комсомольская правда» осмелилась поднять проблему наркоторговли и опубликовала карту Советского Союза, отметив пути передвижения наркотиков за границу. На огромной карте были отмечены и три города на Черкасщине — Корсунь-Шевченковский, Звенигородка и Жашков, через которые на Запад перебрасывались крупные партии опия и героина.

Провинциальный городишко Жашков удобно расположился на международной трассе Киев — Одесса — Санкт-Петербург. Рядом шумит Ставищанский лес. Рукой подать до Умани и Белой Церкви, откуда совершаются налеты бандитских шаек. С одной стороны глухомань со средневековыми порядками и запуганными аборигенами, с другой — всего за час езды с ветерком можно домчаться до Киева на собственной иномарке или на маршрутном «бусике». Вот и облюбовали разномастные столичные бандиты эту местность для совершения криминальных сделок. Наркобизнес отвоевывался в кровавых сражениях и был строго поделен между киевским и одесским наркобаронами. К слову сказать, жашковские цыгане считают, что их цыганский барон находится в Одессе. Они «засветились» в крупных скандалах с наркотиками.

Один из них вспыхнул, когда кресло прокурора области занял Александр Литвин. Уманский УБОП взял Жашков в осаду. Трофеи были ошеломляющие — несколько огромных цистерн с готовой «ширкой». УБОПовцы выявили крупное предприятие по производству опийного экстракта. Наркотики изготавливались на новеньком современном оборудовании. Завод находился на подворье цыган. И все это делалось под носом у Жашковского райотдела милиции.

Интервью мне давал лично прокурор Черкасской области Александр Литвин. Он рассказал, как судья одного из районных судов за взятку отказал в санкции на арест наркодилера. По словам Александра Николаевича, тогда этот «неподкупный» служитель Фемиды положил себе в карман ни много, ни мало 50 тысяч долларов США. Об этом скандале, когда страж закона «крышевал» наркобизнес, я написала в газете. Прокуратура опротестовала постановление судьи, и дело было передано в апелляционный суд. Наркоторговца посадили за решетку в Черкасский СИЗО. Однако впоследствии при рассмотрении уголовного дела суд спустил все на тормозах, и преступник получил условное наказание.

Жашков, как и многие другие райцентры, примечателен тем, что здесь невозможно спрятать иголку в стоге сена. Все в курсе событий, каждый знает мельчайшие подробности жизни как соседки — тети Глаши, так и крупного киевского чиновника, имеющего связи с местными князьками. Знаю это не понаслышке, ведь десять лет пришлось отработать в тамошней районной газете.

Жашковчане знали, что мой сосед Саша имеет автомат Калашникова и принадлежит к крупной киевской бандгруппировке. Жилье Саши находилось рядом с моим на первом этаже. А на втором обитал с семьей начальник уголовного розыска Жашковского райотдела милиции, который состоял в тесной дружбе с «бригадиром» этой группировки, частенько катался на его автомобиле — ездил как по своим личным делам, так и по служебным заданиям.

Я даже элементарно освоила бандитскую «феню» и знала, что когда Саша хвастается очередной поездкой в Москву с орехами, значит, он будет сопровождать партию опия, а если речь идет об отправке тыквенных семечек, то в Польшу пойдет груз героина.

Однажды в Жашков из Москвы прибыли три гроба с телами молодых парней. Их зарезали и бросили в прорубь на Москва-реке. В одном из них покоился прах Саши. 26-летний парень сложил свою буйную головушку в криминальных разборках наркодельцов. Вот тогда в местном райотделе милиции заговорили о наркотиках, мол, жашковчане поставили в Москву партию некачественного опия. Запомните этот случай. Ибо причина расправы над двумя наркодилерами в тот памятный день Святой Троицы крылась в «недобросовестной работе», т. е. низком качестве изготовленной ими «ширки».

В Москве правоохранители не раз ловили десятилетних и двенадцатилетних мальчишек из Жашкова, которые возле столичного метро торговали маковой соломкой. Конечно, из белокаменной шли тревожные депеши в Черкассы и Жашков, что наркоторговцы используют детей как рабов в своем грязном кровавом бизнесе. Но узнавала я об этом не в милицейском ведомстве, а от убитых горем матерей. Нищета заставляла их продавать детей наркоторговцам.

Все были прекрасно осведомлены, что некоторые магазины и приемные пункты являются лишь ширмой, за которой скрываются перевалочные базы по переброске героина между Киевом и Одессой.

В Жашкове зеленели и плодоносили большие маковые плантации, которые в упор не замечала милиция. Между тем участковые усердно выкашивали мак, посеянный несознательными сельскими старушками на нескольких грядках, чтобы было что в церкви на Спаса освятить да в пирожки положить. На Святую Троицу окровавленные тела наркоторговцев нашли в огороде среди зеленеющего мака. Свидетели расскажут, как усердно хозяева ухаживали за растениями и как часто в этот дом наведывалась милиция. Более того, некоторые из жашковчан даже назвали имена правоохранителей, посещавших дом, где разыгралась кровавая трагедия.

Наркобароны держали Жашков в постоянном страхе, периодически наказывая смертью своих дилеров за малейшие проступки. Несчастные умирали в жутких мучениях. А зверская расправа над ними повергала в шок бедных жашковских обывателей. Всему городу оглашалось, за что палач убивал свою жертву. Рабы обязаны были трепетать и повиноваться. Потом на скамью подсудимых отправляли жертвенного ягненка, какого-нибудь бедолагу-крестьянина.

Помнится, как на пороге собственного дома перерезали горло молодому бизнесмену. Мать только успела открыть дверь, как сын упал ей на руки, заливая их бьющей фонтаном кровью. Он еще успел прохрипеть имя убийцы — киевского наркобарона. Весь город с ужасом повторял это имя. Впоследствии за убийство был осужден крестьянин из села Нагирна. На суде он заявил, что невиновен. За убийство наркоторговцев в Жашкове на скамье подсудимых очутился сабадашский крестьянин.

Сабадаш — село революционеров

В конце 80-х они сумели поднять и вывести на центральную площадь райцентра весь Жашков. Началось все с фабрикации уголовного дела по убийству двадцатилетнего крестьянского парня, вернувшегося с кровавой бойни в Афганистане, чтобы погибнуть у ворот собственного дома.

Крестьян возмутила коррупция в органах власти, прокуратуры и милиции. Они пришли из Сабадаша в Жашков, подняли на митинг всех горожан и заявили, что требуют отставки бандитской власти, покрывавшей убийц, — райкома компартии, посягнув на неприкосновенность «священной коровы» в совдеповские времена. Митингующие также потребовали, чтобы шеф районной милиции и прокурор района освободили свои кресла. Обоих поспешили перевести в другие районы. Спустя некоторое время бывший жашковский прокурор вернулся обратно на скромную должность следователя прокуратуры. Он-то и расследовал резонансное уголовное дело по убийству наркодилеров, а потом выступал как обвинитель по этому же делу в двух районных судах. Следует ли удивляться, что апелляционный суд отменил приговор районного суда, указав на вопиющее нарушение закона, допущенное при следствии и во время судебного разбирательства.

Но вернемся в Сабадаш. Тогда из села на площадь в Жашкове пришли доярка Лидия и механизатор Петро. Они хотели лучшей жизни своим пятерым детям. Но лучше жить не получилось. Село было разорено. Вместе с безработицей в дома хлеборобов ворвалась чума наркомании. Два сына механизатора и доярки стали жертвами этого ужаса.

Опустели коровники в Сабадаше. И в поисках куска хлеба для семьи доярка Лидия вынуждена была наниматься кухаркой в богатые дома. Нынче она готовит обеды строителям, которые возводят виллы для богачей. Старший ее сын Валерий подался на заработки на Донбасс. Судьба забросила его в Краматорск. Крестьянский парень обладал незаурядным умом, почитывал философов и французских романистов Александра Дюма и Морриса Дрюона. Увы, Дартаньяна из Валерия не получилось. Вместо этого он стал членом одной из краматорских «бригад» и загремел на скамью подсудимых. Парня уличили в двух десятках квартирных краж и дали срок. Из Валерия крестьянский сын превратился в наркомана по кличке «Вел».

Из зоны Вел вернулся в родительский дом под подписку о невыезде, но считал, как утверждал его младший брат Володя, что испытал еще не все земные радости. И они вместе двинулись в Жашков к знаменитому Боче, чтобы раздобыть «ширки» и кимарнуть, улетая на парах «дури» в небеса, а заодно и обсудить кое-какие деловые вопросы.

Почему-то правоохранители упорно не хотят слышать утверждений свидетелей, в частности матери Бочи, что Вел предлагал возить наркоту на Донбасс. Парень прошел через зону и прекрасно знал, что в наркобизнес с улицы не войдешь. То есть речь шла о переделе сфер влияния криминалитета, а значит о новой криминальной войне.

Жашков стал ареной многих криминальных войн. Особо кровопролитной была борьба, когда одесситка Неля Афанасьева отстаивала свое право главенствовать в наркоторговле. Рыжая красавица создала одну из самых крупных банд в округе.

На ее беду, в это время новым президентом стал Леонид Кучма и, как всегда, передел власти сопровождался переделом сфер влияния в криминальном мире. Когда часть группировки села на скамью подсудимых и начался громкий судебный процесс, Неля бежала в Москву. В белокаменной она собирала остатки своих бойцов и формировала новые «бригады». А в Жашков начали приходить гробы с телами парней. Вскоре Неля возвратилась, заставив других «бригадиров» склониться перед мощью своей группировки.

Боча и Вел оказались крошечными винтиками в огромном механизме наркоторговли. И если сегодня Вел признан виновным в жестоком убийстве наркодилеров, то он был всего лишь инструментом в чужих руках и исполнял злую волю заказчиков-наркобаронов.

Итак, 16 июня 2003 года село Сабадаш праздновало Святую Троицу. Утром крестьяне дружно отстояли службу в храме Святой Троицы в соседнем селе Бузовка. (К слову сказать, церковь расписывал черкасский художник Иван Гайдук, тоже погибший от рук убийцы). А поздно вечером Велу полагалось быть уже мертвецки пьяным. Свидетели рассказывают, что парень не чуждался выпивки, особенно когда угощали. Не мог он поститься, когда все село пьянствовало!

Но почему-то ночью вдребезги пьяный Вел оказался во дворе Бочи в Жашкове. Зверски зарезав двух наркоторговцев, в одежде, с которой ручьями текла кровь, парень пешком отправился в Сабадаш. Если верить следствию, то убийца не тихонько крался полями, а петлял, выйдя на центральную трассу. Добираясь к Сабадашу, он преодолел минимум километров пятьдесят. Сомнительно, чтобы окровавленного человека не увидела и не обратила на него внимания ни единая живая душа. Свидетелей милиция так и не отыскала, несмотря на требование апелляционного суда. Странное это было преступление. Убийца орудовал ночью, на огороде. В поисках наркотиков он перерыл всю постель и утварь в пристройке, где ночевала пара. Однако следствие не обнаружило ни единого следа на влажной земле (ведь мак ежедневно поливали), ни единого отпечатка пальцев. Мог так аккуратно сработать пьяный наркоман Вел?

«Почему плачут матери в Жашкове?»

Под таким названием 20 августа 2003 года была опубликована моя статья. В это время правоохранители разыскивали свидетелей кровавой драмы, разыгравшейся 16 июня. Меня же в Жашков привело письмо людей, пострадавших от милицейского произвола. Несчастная женщина по имени Надежда писала в редакцию: «Милиционеры объяснили, что моего сына необходимо допросить. В райотделе меня приказали задержать. Мне заломили руки назад и надели наручники. Один из милиционеров поднял меня за наручники и подвесил. Затрещали мои кости, и в глазах потемнело от боли. Рядом стоял мой муж. Он закричал от ужаса, начал умолять, чтобы меня не избивали. Милиционер выругался отборным матом и опустил меня на землю. Меня повели в камеру изолятора. От наручников сильно болели руки, ладони и пальцы вмиг покраснели и опухли. Я умоляла снять наручники. Чтобы замолчала, милиционер ударил меня ногой в живот и дважды кулаком по голове.

В третьем часу ночи я услышала, как в райотделе появился оперуполномоченный. Он забрал моего сына из камеры и повел на второй этаж. Спустя несколько минут оттуда послышался грохот, вопли и стоны. Я поняла, что избивают моего сына. Мне снова стало плохо, я заплакала. Но ничего не могла поделать, только молилась Богу».

После милицейской кутузки мать с сыном оказались на больничной койке и сняли побои у судмедэксперта.

А между тем дело не стоило выеденного яйца. Ограбили местный магазин «Форас». Правоохранители допрашивали всех, кто побывал в этом торговом заведении накануне. Конечно, после формального допроса их можно было бы с миром отпустить домой. Но ведь это не соответствовало бы образу Жашковского Голливуда с супергероями-милиционерами. Поэтому для острастки парня, непричастного к воровству, отлупили. Заодно «поучили уму-разуму» и его мать, потребовавшую (наглость какая!) от орлов в райотделе милиции соблюдать законы, мол, нарушаете Конституцию Украины и права граждан.

Естественно, дальше правоохранители уже занимались не раскрытием конкретного воровства, а вместе с местной прокуратурой, судом и Жашковской райгосадминистрацией выясняли законность задержания милицией двух граждан. Гвардия в погонах и без стояла насмерть, утверждая, что женщина с юношей оказали сопротивление целому райотделу милиции, из-за чего к ним на законных основаниях и применили «демократизаторы», то есть резиновые дубинки. При этом судья в своем постановлении констатировал, что тщедушный парень оскорблял милиционеров в Скибине, где его задержали, а прокурор вынес постановление, что милиция была оскорблена в райотделе. К скандалу подключилась Генпрокуратура Украины, журналисты и об украденных в Жашкове карамельках узнала вся страна.

Эти же правоохранители производили дознание по убийству двух наркодилеров. В итоге подозреваемый в убийстве заявил в зале суда, что его запугивали и избивали, а правоохранители утверждали, что при дознании физического насилия не применяют. Так и остается тайной, почему отдельные граждане, посетив Жашковский райотдел милиции, вдруг попадают в районную больницу с увечьями.

Тогда же, едва ступив на жашковскую землю с письмом Надежды в руке, я оказалась втянутой в буквально всеобщее обсуждение кровавой трагедии. Проводя журналистское расследование одного случая, я невольно ознакомилась с подробностями другого.

Жашковчане единодушно выдвигали свою версию преступления: дескать, погибшие были наркоторговцами, они варили «ширку», которую отправляли в Киев. Но однажды сплоховали — слишком уж некачественный товар поставили. Наркобарон возмутился и приговорил их к смерти.

В ходе следствия выяснилось следующее: на рассвете мать погибшего обнаружила мертвого сына и еще живую его сожительницу, истекающую кровью. Однако она не вызвала «неотложку». Пока 25-летняя женщина умирала, пожилая бросилась прятать оборудование, на котором варили «ширку», уничтожать наркотики и растворители для их изготовления. Впопыхах она забыла, что в малиннике спрятаны пластиковые бутылки с готовой «продукцией». Их и обнаружила милиция.

Утром в центре города остановилась иномарка с киевскими номерами. Из нее вышли двое мужчин. Они шагали по центральной улице по направлению к милиции и всем встречным сообщали, что зарезаны двое наркоторговцев, производивших бракованный товар, и что такая же ужасная смерть постигнет каждого, кто посмеет «халтурить» с наркотиками.

По лабиринту следствия

Как всегда, приходится удивляться «проницательности» следователей, особенно судебных экспертов.

О том, что двое убитых были наркоманами, на протяжении десяти лет употребляли наркотики, лечились от наркомании, хором утверждали не только многочисленные свидетели, но и все родственники, включая матерей. Один из свидетелей рассказывал: «Вид у обоих был нездоровый. Сразу бросалось в глаза, что они давно сидели на игле и вводили наркотики в больших дозах».

Судмедэксперт дал заключение, что в теле убитых наркотиков не обнаружено. Осталось выяснить только, куда же они девались? Ведь при таком длительном употреблении больших доз отравы в организме происходят необратимые изменения. Эта страшная болезнь медленно убивает человека. Почему же экспертиза ничего не показала? Или все же показала, но ее проигнорировали?

У погибшей женщины и подозреваемого оказалась одна группа крови. На этом основании почему-то сделали вывод, что на одежде жертвы могла быть кровь убийцы. Экспертизу на ДНК делать просто не стали — хлопотно и дорого.

В ноябре изъяли вилы, брошенные возле навозной кучи, решив, что они пролежали недвижимо с июня, когда произошло убийство.

Если в случае с Надеждой правоохранители проводили дознание, основываясь на заявлении наркомана, то здесь они пошли еще дальше. Валерия в ночь убийства якобы видел сожитель цыганки, которая торговала наркотиками. Никого не смутило, что сам Валерий решительно утверждал обратное — шел он вовсе по другой улице.

Подозреваемый сначала давал показания, что выбросил нож на трассе, потом — что закопал его в саду у бабушки. Окровавленной одежды преступника не нашли. Сошлись на том, что он сжег ее в печи, а пепел развеял.

Понятыми при обнаружении ножа оказались председатель сельсовета и сосед, дом которого подозреваемый обокрал. Правда, в суде потерпевшей была признана жена понятого.

А обвинение в двух районных судах — Жашковском и Лысянском поддерживал следователь Жашковской районной прокуратуры, который производил расследование убийства, что строго запрещено законом.

С этим же следователем мы разбирались и в милицейском скандале по письму Надежды. Он тогда исполнял обязанности прокурора, находившегося в отпуске. В прокуратуре мы так и не смогли отыскать прокурорского постановления, которое хоть как-то объяснило бы милицейский произвол.

А уж уголовное дело по убийству наркодилеров, расследуемое прокуратурой, пришлось рассматривать по очереди аж трем судам.

В Жашкове только на автовокзале постоянно дежурили девять такси, которых легко было вызвать по телефону, обратившись к диспетчеру. Никого из огромной следственной группы не удивило, что погибший вызывал для поездок такси исключительно из Киева. Вместе с сожительницей он посещал на такси только два города — Умань и Киев.

Исчезла записная книжка убитого, которую следствию передала его мать, уверяя, что там записаны адреса всех наркоманов. Никто не стал искать золотого кольца-печатки, снятого неизвестным с пальца убитого, и золотой цепочки, исчезнувшей с шеи зарезанной женщины. Интересны показания свидетелей, раскрывающие преступную схему наркобизнеса. Один из свидетелей поведал: « Когда я впервые приехал в Жашков из Киева, то на вокзале встретил наркомана и поинтересовался, где достать «ширку»? Тот назвал имена Маньки, Катушки, Бочи и перечислил других торговцев наркотиками. Через полчаса мне принесли «ширку», за которую я заплатил. Возвращался в Киев на маршрутке. Знакомый наркоман хвастался, что в Жашкове не существует проблем с приобретением наркотиков. Он предупредил, что Боча подставляет наркоманов, сдает их в милицию, сбывает некачественную «ширку».

Наркоман назвал клички наркодилеров. Кличка Боча принадлежала зарезанному мужчине. Под кличкой Катушка известна цыганка — сожительница мужчины, видевшего, как ночью наркоман Валерий по кличке Вел шел от дома, где произошла кровавая трагедия.

Вспышка амнезии

Многие из свидетелей указывали на разыгравшийся накануне убийства скандал, когда Боча отправил на Киев большую партию некачественной «ширки». Тогда многим наркоманам стало плохо. Я же слышала в Жашкове, что несколько киевских наркоманов умерли из-за употребления некачественного наркотика. Были установлены имена всех участников этого скандала, но подозрения пали только на наркомана Вела. По версии следствия, в ту ночь Боча отказался дать Велу наркотики в долг, а его сожительница бросилась на него с вилами. Конечно, двое человек легко могли управиться с одним наркоманом, да еще вооружившись вилами. Однако, по следствию, все вышло иначе. Судмедэксперт отметил на теле женщины ранения, якобы связанные с неравной борьбой. Буквально изрезанная на куски, она еще какое-то время продолжала жить.

По заявлению заключенного, утверждающего, что его избивают, Вела осмотрел судмедэксперт и не нашел на его теле ни единой царапины. Тогда с кем и как боролась несчастная жертва? Судмедэксперт насчитал только на груди женщины 12 ножевых ран. Ножевые удары наносились с такой силой, что были повреждены ребра, левое легкое, сердце. Множественные ранения были зафиксированы на плече, шее, руках, лице жертвы, ей практически вспороли живот. Точно такие же ранения были нанесены и мужчине. Получалось, что женщина не меньше десяти, а то и двадцати минут стояла неподвижно с вилами наперевес, пока на ее глазах убивали любимого человека. Так сказать, ждала своей очереди. Потом точно так же расправились с ней. По заключению эксперта, еще 10 минут смертельно раненная женщина могла осознанно двигаться. Когда жертв резали, как ягнят, они испытывали невероятную боль и должны были хотя бы кричать. Но ни один человек в округе, включая мать Бочи, не слышал ни шума, ни криков. Одна из возможных причин всеобщей «глухоты»: люди знали убийц, и это были настолько известные лица, что ужас мгновенно запечатал всем уста. Замечу, что некоторые свидетели преодолели страх и назвали имена правоохранителей, приезжавших на автомобиле ко двору Бочи. Вполне возможно также, что убийцы заклеили скотчем рты своим жертвам. Обстоятельства преступления указывают на то, что убийц было не меньше двух. А жашковчане утверждали, что в день убийства в город пожаловали двое мужчин на иномарке.

В апелляционном суде указали, что убийство совершено из мести. На месть указывает тот факт, что в рот обоим жертвам засунули стебли зеленого мака, а тела бросили на маковых грядках.

Осталось невыясненным, почему убийца (или убийцы) избрал днем возмездия большой православный праздник — день Святой Троицы? Христиане широко отмечают его, как Рождество и Пасху. Было ли убийство специально приурочено к Троице? Почему убийца не настиг свои жертвы днем раньше или днем позже?

Свидетели-наркоманы четко и пространно давали показания следствию. Забывчивостью почему-то страдали два человека. Соседи удивлялись, почему мать Бочи бегала по улице и просила позвонить в милицию, если в доме имелся телефон? Сама старушка отчетливо помнит, с кем встречалась и что делала в день убийства, но жалуется, что потеряла рассудок, как только увидела среди мака окровавленное тело сына. Вел помнит только, что ударил ножом женщину. У него вышибло из памяти, что происходило дальше.

После приговора суда осталось много невыясненных вопросов. Следствие закончилось в мае этого года. Поражает вот что: совершено тяжкое преступление, зверски зарезаны два человека, убийство связано с торговлей наркотиками, но расследование производилось из рук вон плохо. На вопиющие нарушения закона указывал апелляционный суд, когда отменил приговор Лысянского районного суда и отправил уголовное дело на доследование.

Валерий был задержан за ограбление магазина в Жашкове и дома своей соседки, в чем он признался. Воришка не успел оприходовать продукты, и они были возвращены в магазин. Материальный ущерб соседям был компенсирован. Лысянский районный суд осудил Валерия за кражу и двойное убийство (по статье 116 УК Украины — умышленное убийство в состоянии сильного душевного волнения). Он должен был шесть лет отбывать наказание в местах лишения свободы.

Фемида слепа? Или…

Черкасский апелляционный суд отменил приговор суда и отправил уголовное дело на доследование, отметив, что следствию следует правильно квалифицировать преступление, связанное с убийством двух людей. Суд потребовал произвести оперативные и следственные действия с тем, чтобы найти очевидцев преступления, допросить их, более полно раскрыть детали знакомства убийцы с жертвами, выяснить их отношения с иными лицами, замешанными в наркобизнесе, установить факты возникновения конфликтов из-за долгов и по другим причинам, произвести повторную судебно-медицинскую экспертизу, чтобы дать ответ на вопрос, сколько времени убивали Бочу и его сожительницу по отдельности.

Эксперт, не нашедший наркотиков в организмах наркоманов, расписался в своем бессилии установить, как долго продолжалась эта кровавая бойня. Доследование поручили производить правоохранителям Жашковского райотдела милиции — тем самым, на которых жаловался подсудимый, что они оказывают на него давление, тем самым, которые на протяжении десяти лет, по словам свидетелей, аккуратно посещали Бочу, но не замечали ни плантации мака на его огороде, ни бойкой наркоторговли. Они, естественно, ничего нового в деле не нашли.

В апелляционном суде Вел заявил, что он никого не убивал, что его уговорили взять вину на себя, поскольку он совершил две кражи, а взамен ему обещали мягкий приговор и небольшой срок, что и было сделано, когда вменяли 116 статью УК Украины. В суде подсудимый назвал фамилии правоохранителей Жашковского райотдела милиции и областного милицейского ведомства, которые, по его словам, оказывали на него давление.

Судебная коллегия по уголовным делам Черкасского апелляционного суда под председательством судьи Михаила Суходольского при участии судьи Николая Недилько признала Валерия виновным в совершении двух краж и умышленном убийстве из-за мести двоих людей, которое квалифицировала по ст. 115, ч.2, п.1 УК Украины, и приговорила его к 14 годам лишения свободы.

Увы, маленький провинциальный Жашков с ужасом вспоминает кровавую трагедию, произошедшую на Святую Троицу, и продолжает оставаться заложником в руках международных наркокартелей.

Тогда, в августе 2003 года, в статье «Почему плачут матери в Жашкове?» я писала: «Знаете ли вы, что такое сердце матери, которое разрывается от боли, стонет в жалобе по своему ребенку? На моих глазах мать чайкой припала к бездыханному телу сына-наркомана. От наркомании в Жашкове гибнут совсем юные, и матери не могут справиться с этой ужасной бедой».

Сколько еще слез несчастных жертв наркобизнеса прольется на многострадальной хлеборобской земле?!

 

Версия для печати